Время работы:
c 09:00 до 20:00
c 10:00 до 19:00
Записаться на обследование

Глаз – алмаз. Журнал GARS, июнь 2017г.

29 июня 2017

Сегодня кабинеты офтальмологических клиник все больше напоминают рубку управления космического корабля. О том, какие заболевания глаз успешно лечатся с помощью лазера, и начнут ли когда -нибудь люди видеть, как кошки, нам рассказал медицинский директор клиники ВИЗИОН Борис Городецкий.

- Борис Карлович, после фантастических фильмов, где лазеры творят чудеса, ими сегодня никого особенно не удивишь. При этом все мы слышали, что их успешно применяют для лечения глазных болезней. Какие проблемы зрения успешно решаются с их помощью?

- Несмотря на их выдающуюся репутацию, лазеры, конечно, могут не все. Но многое. Для решения разных задач мы используем несколько типов лазеров. Во-первых, это режущие лазеры, которыми можно рассекать ткани без операции. Во-вторых, коагулирующие лазеры, которые сваривают ткань — они применяются для того, чтобы укрепить сетчатку глаз и другие ткани. В-третьих, есть стимулирующие лазеры, волны которых попадают в резонанс с биологическими тканями сетчатки глаза. Это дает возможность лечить такое заболевание, как амблиопия — образно говоря, «разбудить» уснувшие клетки сетчатки и дать им возможность заработать. В-четвертых, есть лазеры, воздействующие субпороговой энергией, которая прогревает ткани, не повреждая их. За счет этого улучшается кровоснабжение и питание тканей глаза.

Самые известные на сегодня — это ультрафиолетовые эксимерные лазеры. Они очень часто используются — в том числе, для коррекции различных нарушений рефракции: близорукости, дальнозоркости и астигматизма. Эксимерный лазер работает в диапазоне крайне жесткого ультрафиолета.

- Как боевые лазеры в известных всем боевиках?

- Да. «Гиперболоид инженера Гарина» — как раз об эксимерных лазерах. С помощью своей взрывной энергии они переводят ткани из твердого состояния в газообразное, то есть — испаряет их. Используя этот эффект, можно на микронном уровне перепрофилировать или исправить переднюю поверхность или форму роговицы, тем самым изменив ее преломляющую способность.

- Какие проблемы зрения можно вылечить лазером?

- Миопическую болезнь с высокой степенью близорукости: минус 6, минус 8, минус 14, а то и больше. Как правило, такая сильная близорукость всегда сопровождается осложнениями со стороны сетчатки. Это называется периферическая дистрофия сетчатки. При определенных обстоятельствах возникнет такое грозное осложнение, как отслойка сетчатки. Чтобы максимально снизить риск отслойки сетчатки, ее дистрофические периферические участки приваривают прочненько с помощью коагулирующего лазера. Это — первый этап при осложненных состояниях близорукости. А уже затем можно исправить рефракционную ошибку с помощью эксимерного лазера.

- А скажите, каков идеальный пациент для лазерной коррекции?

- Есть три группы показаний для эксимерлазерной коррекции. Первая группа – это медицинские показания, когда лазерная коррекция рекомендована врачом. Вторая группа – это профессиональные показания. Есть профессии, при которых невозможно носить очки (пожарники или боксеры, например). И третья группа – это социальные показания. Это когда человек приходит и говорит: “Я хочу”.

- А возраст — это ограничение?

- Да, есть возрастной ценз для проведения эксимерлазерной коррекции. Операцию можно делать начиная с возраста, когда закончился рост организма – это 17 – 18 лет для девушек и 20 – 21 год для мужчин. И до 40 – 45 лет. Но по медицинским показаниям мы делаем эксимерлазерную операцию пенсионерам и в 60, и в 70 лет.

- В какую сторону сейчас развиваются лазерные технологии? Чего вы ждете ?

- Мы очень ждали технологию, которая не так давно пришла в наш арсенал. Это фемтосекундный лазер. Длина его импульса — фемтосекунда, то есть секунда, умноженная на 10 в минус шестнадцатой степени. Мощность такого импульса — колоссальная, но за счет того, что он очень короткий — он не успевает повредить ткани. Ожидалось, что фемтолазерон сможет полностью заменить эксимерный лазер, но, к сожалению, этого не произошло. Пока его используют как вспомогательный для рефракционной хирургии.

- Борис Карлович, какая операция вам особенно запомнилась?

- Хороший вопрос. Мне приходилось в своей жизни дважды оперировать диких животных — довольно молодую леопардиху и белого медведя. Собак я много оперировал, они не в счет. А вот диких да, это было интересно.

- А что же у них было?

- Катаракта.

- Цирковые?

- Цирковые, совершенно точно. Леопардиха Масяня из труппы цирка на Вернадского. Ее снимали в рекламе «Мало нас осталось – леопард, дальневосточный леопард. Помоги фонду диких животных». Я, сидя у телевизора, увидел и говорю: «О, смотри, катаракта у леопарда». И потом вдруг звонят в клинику: «Вот не можете помочь? У леопарда катаракта» и привозят ту самую леопардиху. А после Масяни из ростовского цирка привезли белого медведя, звали его Ёшка. Позвонили, говорят: «Мы вам медвежонка привезем». Ну, привозите медвежонка! Привезли. 250 килограмм веса медвежонок. Огромный рефрижератор приехал, выгрузили клеточку. А как мы его понесем при наркозе? Пришлось заманивать на сушки. Через клетку укололи снотворное, и начали подманивать. Шатался, но шел. Дошел до операционной и упал. Тут уж мы его на раз, два, три — вшестером на стол забросили.

- А как проходит ваш рабочий день?

- Операционный день длится от четырех до восьми часов. Все это время хирург сидит за микроскопом практически неподвижно, двигаются только пальцы рук и ноги — потому что управление и микроскопом, и многими приборами происходит с помощью многофункциональных ножных педалей. Вот у меня педаль микроскопа имеет 6 клавиш и 1 джойстик. И я ногой должен управлять этими клавишами, фокусом увеличения микроскопа, яркостью и так далее. Вот, работают 2 ноги, и работают пальцы двух рук, работает в постоянном напряжении голова и глаза. Вот и всё, чем занимается микрохирург.

Биография:

Борис Городецкий

Постоянно практикующий врач-офтальмохирург высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук

1979 г. – окончание Томского медицинского института.

1979-81 гг. – ординатура на кафедре офтальмологии Томского медицинского института.

1982 г. – организация первой в Томске лаборатории контактной коррекции зрения.

1981-88 гг. – работа в клинике глазных болезней Томского медицинского института.

1988-02 гг. – работа в иркутском филиале МНТК «Микрохирургия глаза», в том числе в должности заместителя директора по лечебным вопросам. За эти годы неоднократно специализировался в зарубежных офтальмологических центрах в США, Германии, Японии, Чехии, Швейцарии.

С 2002 года работает в офтальмологическом центре «ВИЗИОН», является медицинским директором центра.

Член Европейской и Американской Ассоциаций катарактальных и рефракционных хирургов (крупнейшие мировые ассоциации офтальмологов, занимающиеся хирургией катаракты и исправлением близорукости, дальнозоркости и астигматизма).

Участник многих международных конгрессов и симпозиумов. Практиковал в лучших офтальмологических клиниках Германии, США, Швейцарии, Чехии, Японии.

Хобби

- В детстве меня привлекали различные мелкие предметы. Я собирал марки и значки. Марки остались в детстве, а значки собираю и сейчас — всё, что касается медицины. Коллекция большая, около 16 тысяч значков. С этой тематической коллекцией я вхожу в первую десятку России.

Значки самые разные. Есть медали настольные. Есть значки с конференций, съездов, симпозиумов. Огромное тематическое направление — значки, связанные с движением Красного Креста. Интересные старые значки — так называемый кружечный сбор. Для помощи раненым, инвалидам Первой мировой войны, Красный Крест собирал пожертвования. Тем, кто в кружку бросал монетку, выдавали вот такой значок. Это и в России было, и у американцев. У меня такие значки собраны по годам.

Еще одно — военные знаки отличия медицинских частей. Интересно, что эти значки — находка для разведчика. Сколько всего военных медиков, сколько госпиталей, в каких частях — а значит, можно вычислить и планируемые потери, и численность личного состава по родам войск.

БЛИЦ

- Кем вы мечтали стать в детстве?

- В детстве как все дети я мечтал стать пожарным, затем кинологом и бог весть еще кем. Космонавтом не мечтал стать, это скажу точно вам.

- Если бы не в медицинский — то куда?

Но когда уже вошел в разум, где-то в старшей школе, у меня была такая дилемма.: очень хотел пойти в Академию художеств на факультет искусствоведения. Но вот как-то Бог уберег, иначе был бы нищий и голодный искусствовед.

- Что для врача важнее – работоспособность или талант?

- Для врача важнее всего эмпатия – сочувствие, сострадание к пациенту. Вот если этого не будет, ни талант, ни работоспособность уже не нужны.

– Ваше самое большое разочарование в жизни?

- Хорошую страну на части разобрали!

- Что бы вы пожелали себе молодому?

- Больше разговаривать с отцом. Не хватает мне его.

Вверх