Время работы:
c 09:00 до 20:00
c 10:00 до 19:00
Записаться на обследование

Статья «Пять лет сотрудничества»

Московский городской совет ветеранов и клиника «Визион» начали свое тесное сотрудничество в 2006 году и с тех пор продолжают совместную работу на благо ветеранов г. Москвы.

За годы этой работы врачами-офтальмологами центра «Визион» было проведено более 15 000 бесплатных осмотров москвичей-ветеранов Великой Отечественной войны и пенсионеров. Предупредительное и бережное отношение персонала клиники к пациентам не могло остаться незамеченным, в книге отзывов множество благодарностей от пожилых москвичей, прошедших обследование и лечение.

Вот лишь один из них:

«Группа ветеранов района Отрадное г. Москвы выражает искреннюю благодарность коллективу офтальмологического центра «Визион» за исключительно внимательное проведение диагностического обследования. Такое доброе отношение врачей этого коллектива  настоящее время встречается очень редко, тем более оно ценно. Благодарим Вас!»
Более 2000 операций по сохранению и восстановлению зрения ветеранов, проживающих в Москве, провел директор центра, врач-офтальмолог высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук, Городецкий Борис Карлович, интервью с которым мы публикуем на страницах газеты «Московский ветеран».

В чем заключается уникальность метода по удалению катаракты, которым Вы пользуетесь? 

Этот метод называется ультразвуковая факоэмульсификация. В основном эта технология сформировалась в начале 80-х годов. Одним из первых офтальмологических учреждений, где широко применяли эту технологию, стал филиал МНТК, в котором я тогда работал. Уникальность этого метода, по моему мнению, заключается в том, что это самый логичный и щадящий хирургический метод удаления катаракты. В руках опытного хирурга он хорош практически при любой катаракте. 

За 30 лет стажа можете ли Вы приблизительно назвать количество проведенных Вами операций по удалению катаракты?

Я могу точно сказать, что на втором году ординатуры мне посчастливилось летом 1980 г., когда почти вся клиника ушла в отпуск, сделать самостоятельно 20 криоэкстракций катаракты. Это было чем-то чрезвычайным, поскольку ординаторов допускали только ассистировать на операциях. А сейчас в среднем у меня получается около 1 000 операций в год. В общей сложности я выполнил около 12 000 оперций.

Какой была операция, которая вам особенно запомнилась?

Вы знаете, когда я начинаю операцию, даже если она двадцать пятая по счету за день, внутри все равно какой-то трепет, словно сейчас откроется что-то, чего я никогда не видел. Это сложное чувство, оно знакомо любому хирургу. Не знаю, как выделить самую запомнившуюся операцию. Конечно, было множество неординарных случаев, потому что последние годы оперирую сложные катаракты. Совсем недавно к нам обратилась пациентка, от которой отказались во многих клиниках. Пока она искала того, кто сможет ей помочь, резко потеряла зрение на единственный глаз, случился острый приступ глаукомы. Честно говоря, я шел на операцию с осознанием того, что риски осложнений равны шансам получить положительный эффект. То есть 50 на 50. но удалось победить эту ситуацию. Выйти из нее и восстановить зрение.

Могу сказать, что за все время моей работы Бог миловал меня от каких-то серьезных тяжелых осложнений, я не потерял ни одного глаза у своих пациентов.

Борис Карлович, многие пациенты боятся оперироваться, как им этот страх перебороть?

Во-первых, надо понимать, что страх – это нормальное, ествественное человеческое чувство. Когда я в молодости занимался альпинизмом, периодически возникал вопрос «страшно – не страшно». Если человек говорил – «я ничего не боюсь», я отходил от него в сторону, поскольку ничего не боятся только умалишенные. Это ведь означает полное отсутствие инстинкта самосохранения, что не совсем нормально. Другое дело, как человек к этому страху относится, может ли он им управлять. Важно помочь любому человеку этот страх преодолеть, перевести его в осознанную осторожность.

Основной рецепт для пациента – это доверие к своему хирургу. Если пациент, побеседовав в врачом , согласился на операцию, это решает проблему страха. Если пациент продолжает бояться, значит врач не сумел преодолеть этот барьер.

Если же Вы зададите вопрос мне, чего больше всего боюсь я, ответ будет таков – «больше всего я боюсь своего страха». Испытав это парализующее ощущение в детстве, я понял, что это для меня страшней всего в жизни, и в профессии.

Как Вы сами боретесь с этим ощущением?

Я обращаюсь наверх, прошу Его помощи. И Он мне помогает.

Посмотреть оригинал статьи

Вверх