Время работы:
c 09:00 до 20:00
c 10:00 до 19:00
Записаться на обследование

Статья «Борис Городецкий: Чудеса может творить только Всевышний»

Врач – призвание, талант и огромная работа, ведь он, зачастую, заведует чужими жизнями. Наш герой - Борис Карлович Городецкий - московский офтальмолог, врач от бога и по призванию, так говорят о нем коллеги и пациенты, расскажет о себе, своей профессии и немного о жизни…

Почему Вы выбрали профессию врача?

Все просто – мама, врач-офтальмолог, привлекла меня к своей профессии,  когда я еще учился в школе.

Ваша мама врач-офтальмолог, Вы тоже - это семейная традиция?

Можно считать, что да.

А что Вам нравится больше всего в Вашей работе?

Мне нравится, что в этой работе участвуют  руки и голова, а еще  душа и сердце.

Как Вы считаете, какими качествами должен обладать человек, чтобы стать хорошим врачом?

Хороший врач должен обладать гипертрофированным чувством ответственности.

Гиппократ сказал: Врач - философ; ведь нет большой разницы между мудростью и медициной. А что думаете Вы?

Я согласен с Гиппократом. Медицина связана со многими науками, в том числе и философией.

Какой случай из  врачебной практики Вам запомнился больше других?

Каждый день запоминается чем-то особенным, кажется, что такого никогда раньше не было. Потом наступает следующий  операционный день, и происходит что-то новое. Нет двух одинаковых пациентов, нет двух одинаковых операций.

Насколько «помолодели» возрастные заболевания глаз в связи с распространением компьютеров? Какие именно «помолодели»?

Помолодело такое заболевание, как катаракта. Если 20 лет назад возраст пациентов с катарактой составлял в среднем 70-80 лет, то сейчас это заболевание встречается порой даже у сорокалетних. Причиной этому служит не только компьютер, но весь современный образ жизни людей, в первую очередь – экология человека, то есть продукты питания, вода, воздух. И, конечно, влияние техногенных факторов. Мы живем в среде пересекающихся магнитных полей, действие которых мы не ощущаем, но можно точно сказать, что оно не всегда является положительным. Даже о воздействии на человека сотовых телефонов мы  узнаем только лет через пятьдесят.

Как Вы относитесь к диагностике здоровья всего организма  по глазам?

Это направление в медицине называется иридодиагностика, когда по рисунку радужки и расположению пигментных пятен на ней можно предположить, есть ли нарушения в работе органов и состоянии тканей организма.  Но это лишь ориентир, на который можно обратить внимание. Для постановки диагноза и назначения лечения нам нужен «срез» здоровья пациента на текущий момент. Анамнез – история  жизни и болезни конкретного человека - также важен.

Во всем мире очень популярен сериал «Доктор Хаус», как думаете, мог бы такой врач работать в России?

Одна студентка медицинского университета мне сказала, что доктор Хаус ей нравится своим цинизмом. Я думаю, что в нашей медицине и так хватает циничных и бездушных людей. Я не думаю, что такой персонаж, как этот доктор, должен работать в России. А на вопрос «мог бы» – конечно мог, мало, что ли, таких.

Как Вы вообще относитесь к сериалам и фильмам о врачах?

С большой долей иронии, потому что эти сериалы и фильмы снимают не врачи, а люди искусства – режиссеры, сценаристы, имеющие весьма поверхностное представление о профессии и ее специфике. Я, конечно, замечаю все смешное, что выдается за действительную жизнь  врачей. То же самое можно сказать про сериалы о милиционерах – у милиционера спросите, как он относится к таким сериалам, он вам ответит.

Сейчас много говорят о том, что наша медицина, особенно бесплатная, весьма и весьма далека от европейских и американских стандартов. Врачи и пациенты никак не защищены законодательно. Как вы оцениваете настоящее положение дел в российском здравоохранении?

Положение дел в российском здравоохранении не выдерживает никакой критики. Комментариев у меня нет, если речь идет о бюджетном здравоохранении. Оно уже не то что не развивается, оно лежит на боку и умирает, несмотря на реанимационные мероприятия и программы.

Приходилось ли Вам когда-нибудь оказывать врачебную  помощь в необычной ситуации?

Приходилось и неоднократно. В свое время я исполнял обязанности врача в спортивных экспедициях в горах. И роды в вертолете принимали, и травмы тяжелейшие оперировали в кают-компании.  А в горах и шить, и оказывать первую помощь, и транспортировать приходилось постоянно.  Работал в «плавучей поликлинике», на корабле. В 1999 году работал в американском проекте «Летающий госпиталь » и оперировал в самолете.

Ваши коллеги рассказали об истории с излечением медвежонка и леопарда, как получилось, что зверей привезли именно к Вам?

Это была молодая самка леопарда, ей исполнилось всего 9 месяцев, но размером она оказалась со взрослую овчарку. Она жила в цирке на Вернадского. Родилась в неволе, страдала двухсторонней катарактой. Меня нашли по Интернету, попросили прооперировать. Я согласился. Прооперировали оба глаза, и она пошла работать. Сейчас здорова, живет в цирке. Потом уже «цирковые» между собой разговаривали, дали адрес нашей клиники дрессировщикам, у которых был белый медвежонок. Тоже с катарактой, которая у него возникла после воспаления легких. Его привезли к нам в московскую клинику из Ростовского цирка. И его тоже прооперировали. Надеюсь, он тоже жив-здоров.

Вам не страшно было оперировать хищников?

А чего мне-то боятся, они же в наркозе! Это анестезиолог боялся.  Страшно было поставить первую инъекцию хищникам, но дрессировщики держали. Медведю поставили первый укол, пока он был еще в клетке. На Садовом кольце стояла огромная клетка – его укололи и, пока он еще не упал, сушками  заманили в клинику. Он шел-шел, дошел до операционной,  упал и уснул, а на операционный стол мы его уже положили сами.

Преподаете ли Вы в каких-нибудь учебных заведениях?

Нет, сейчас не преподаю. Раньше – да, и на курсах различных лекции читал, и на кафедре работал.

Вы учились в Томске, работали в Иркутске и сейчас работаете в Москве, а где Ваш родной город?

В Томске я родился, наверно, родной город там, где родился. Хотя города, где я жил и живу, мне тоже нравятся, я к ним прирастаю и отношусь с очень большим пиететом и к Иркутску, и к Москве, и к Перми – там у нас тоже глазная клиника, я там работаю, и этот город стал мне близким.

Как вы отдыхаете?

Отдыхаю я всегда очень нервно, потому что думаю о работе, но все равно стараюсь отдохнуть. Люблю активный отдых, двигаться, заниматься чем-нибудь, какими-нибудь подвижными играми – теннис, волейбол.

У такого врача, наверное, очень плотный график, остается ли время на семью?

Несмотря на плотный график, мы работаем и живем для семьи, поэтому время на семью остается. Правда,  семья считает, что все равно этого времени мало.

У людей творческих часто спрашивают, кто их вдохновил и стал авторитетом в работе. А у Вас был или, быть может, есть такой человек, на которого бы Вы хотели равняться?

В моей жизни были и есть несколько людей, которых я знал лично и заочно - из истории и книг. Первый человек – это мой отец, на которого я хотел быть похожим и, надеюсь, сейчас похож – многие мне об этом говорят. Потом в моей жизни встретился человек, который руководил детским внешкольным коллективом, он во многом повлиял на меня. И, конечно, это учителя в моей профессии, последним был Святослав Федоров.

Бытует мнение, что врачи – циники и вряд ли верят в чудеса. Однако все ждут чуда от врачей. А вы сами верите в чудо и его возможность?

Я верю в Бога. Чудеса может творить только Всевышний. И Он их творил и творит. А насчет того, что врачи циники – это расхожее мнение, которое, к сожалению, базируется на том, что врачи связаны с не очень приятными сторонами жизни человека – с болезнями. Цинизм врача во многих случаях – определенная защита. Но, к сожалению, некоторые возводят это в свой жизненный принцип.

© Журнал циркуль

Вверх